Этнографический обзор - Россия второй половины XIX века (15)

Оригинал взят у zidanio в Этнографический обзор - Россия второй половины XIX века (15)

15. Население Новороссии: от Бессарабии до Крыма

Предыдущие главы обзора были посвящены трем ветвям общерусского народа: великороссам, малороссам и белорусам. Теперь переместимся на юго-западную окраину Российской Империи, на земли северного Причерноморья, в дореволюционное время именуемые Новороссией. Вообще, в широком смысле, Новороссией назывались исторические территории, присоединённые к Российской Империи, включающие Херсонскую, Екатеринославскую, Таврическую, Бессарабскую, Ставропольскую губернии, а также Кубанскую область и Область Войска Донского. А наиболее разнообразной и интересной в этнографическом плане является территория Новороссии, включающая в себя Бессарабию, причерноморские степи и Крым.

Издание "Русские народы" (т.2, 1891) так характеризует национальный состав этого региона:

Новороссия по своему населению является целым маленьким этнографическим музеем. В нее перевели вельможи, жалованные великой Государыней пространствами земли, равными целым герцогствам и княжествам, своих крепостных крестьян из далекой Великой Poccии, в нее перешли и любители простора малороссияне, после уничтожения прав и привилегий, наследованных ими от своей беспокойной Запорожской Сечи, в нее переселились и отдаленные, гордые сознанием своей культурности швабы, и теснимые турками греки, и выведенные нашими войсками из Турции болгары и сербы, наконец, исконные жители Бессарабии, молдаване — тоже прельстились свободной жизнью в широкой, безграничной степи, и расселились в Причерноморье. Только одни прежние хозяева степи — татары-ногайцы — почти оставили ее, стянувшись ближе к Таврическому полуострову и поселившись, кроме Крыма, только в местностях степи, ближайшей к соединяющему ее с Тавридой Перекопскому перешейку.

В этой части обзора использовались текстовые материалы из следующих изданий:
- "Народы России. Этнографические очерки." (издание журнала "Природа и люди"), 1879-1880;
- "Живописная Россия" (под редакцией сенатора П.П.Семенова-Тян-Шанского), т.5, ч.2. 1898;
- "Русские народы" под редакцией проф. Н.Ю.Зографа, т.2, М, 1891.
- А.Н.Афанасьев-Чужбинский, "Очерки Днестра", 1893.
- А.Защук, «Бессарабская область». Материалы для географии и статистики России, собранные офицерами генерального штаба. Спб. 1862.

В качестве иллюстраций, как и всегда, использовались "вырезки" из книг и журналов второй половины XIX века, а также фотографии и картины этого периода.


Начнем с самой западной части Новороссии — Бессарабской губернии.



Валах и молдаванин. Pauli F.H., "Les Peuples de la Russie", 1862.


Вот перевод подписи к этой картинке из книги Паули: Валахи, молдаване, румыны – народ, выделившийся в первые века нашей эры из группы народов, объединявшей даков (кельтов), римлян и славян. В России валахов Бессарабии называют молдаванами. Валахи, живущие в России, сохранили вместе со своей верой и языком также и древний характер, в котором еще можно увидеть некоторые обычаи, унаследованные от древних римлян. Примером могут служить танцы валахов, большинство из которых неизвестно в нынешней Италии, но которые выражают идеи или события древности или же заключают в себе исторический смысл.
А издание "Народы России" разместило вот такую картинку, где изображен явно тот же самый молдаванин в красной шапочке, торгующий в лавке, и примкнувший к нему "валах", переведенный в молдаване. Только еще и покупатели добавились:
Цыгане, молдаване. "Народы России", 1877.


Молдаванин - простолюдин имеет характер чуждый энергии и удали, склонный к мирной деятельности. Он тих и скрытен, хотя часто южная натура проявляется вспышками пылкости, мстительности и щекотливого самолюбия. Но, вообще, он добр и сострадателен. Наружность его носить на себе следы южного происхождения, смягченная славянским типом. Молдаванин обыкновенно выше среднего роста и сухого, мускулистого телосложения. Большинство имеет черные волосы, выразительную физиономию, темные глаза, густые брови и усы. Движения их вялы и неуклюжи, а походка — медленная и тяжелая; грудь и шея — всегда открыты. Бороды бреют почти все: быть может, это остаток правления румынских княжеств, в которых борода считалась привилегией и ее могли носить исключительно бояре первого класса.

Молдаванка, большею частью, выше среднего роста, стройна, с низко опущенными плечами и грудью, с густыми темными волосами. Лицо ее не отличается правильностью: у нее низкий лоб, заметно выдавшиеся скулы, острый нос и, вообще, в линиях контура кривизна преобладает над округленностью. Смугловатый цвет кожи, темные, блестящие, полные огня, глаза, грациозные, то ленивые, то быстрые, порывистые и страстные движения придают молдаванке много особенности и прелести, свойственных женщинам юга. Молдаванка, по природе, добра, но нрава пылкого и ее южная натура резко выражается в крайностях женского характера.

Женщина-поселянка, предоставленная в хозяйстве беспечностью мужа сама себе, всегда делается расчетливою и бережливою. Скромная и послушная мужу, она часто неуживчива с посторонними. Отсюда — частое отделение от родных женатых поселян, даже в ущерб собственному благосостоянию.
"Бессарабская область"

Группа молдаван в степи у костра. "Русские народы", 1891.


Молдаване Кишиневского уезда: пастух и крестьянин . Фото неизв.автора, 1891.


Молдаване города Хотина. "Русские народы", 1891.


В основном, как видно, молдаване действительно не носили бороды. Встречались, впрочем, и бородатые экземпляры:
"Россия. Полное географическое описание", т.14, 1898.


Продавец чеснока. Фото П.Кондрацкого, 1889.


Бессарабский крестьянин. Фото П.Кондрацкого, 1889.


Но к празднику все же бороды было принято сбривать:
"Живописное обозрение", №25, 1898.


Писатель и этнограф А.С.Афанасьев-Чужбинский сформировал о молдавских женщинах и девушках свое мнение, несколько отличное от приведенного выше.
Молдаванки отличаются своею миловидностью, прекрасными глазами и приветливостью. В редкой деревне вы не увидите одной-двух красавиц; хорошеньких множество, так что почти можно сказать утвердительно, что между молодыми девушками и женщинами трудно встретить некрасивое лицо, какие попадаются сплошь и рядом у прочих племен. Невзирая на природную смуглость, лицо и шея у молдаванок белые и нежные, потому что они предохраняют их от загара и вообще от всех атмосферных влияний белым платком, которым покрывается каждая молдаванка при выходе ив дому. Кроме красивой наружности в чертах каждой, особенно молодой, молдаванки разлита необыкновенная приятность, а в глазах такая приветливость, что самый застенчивый человек не побоится завести с нею разговор.

Мне кажется, я не погрешу, сказав, что молдаванки не следуют примеру прочих сельских жительниц относительно строгости нравов, и, хоть это, конечно, правило не без исключений, однако подобный вывод легко сделать тому, кто проживет в краю несколько месяцев. Я прежде много слышал об этом от военных, квартировавших в Бессарабии, но, когда начал сам проживать в молдавских деревнях и обратил на данный предмет внимание — для меня рассказы армейцев не казались уже преувеличенными. В некоторых местностях дело доходит даже до того, что, не только мужья на поведение жен, но женихи на поведение невест смотрят сквозь пальцы, особенно если здесь замешался какой бы то ни было интерес, и нет сильной любви, которая, конечно, не допускает подобных воззрений. Стоит только в деревне, где квартирует войско, поразговориться с бойким солдатиком — он расскажет любопытному очень много фактов, по которым можно судить — ошибочно или опрометчиво было мое мнение о строгости нравов, и, наконец, любопытный сам, если только в нем есть способность к наблюдательности, увидит не одну весьма незамысловатую интригу. Впрочем, не думайте, чтобы все грешки не прикрывались завесой приличия, напротив, ничья стыдливость не пострадает на самой шумной сходке молдавской молодежи.
"Очерки Днестра"

Молдавская крестьянка. Худ. Н.Григореску, 1883.




Избы молдаван. Фото П.Кондрацкого, 1889.


Молдавский дом. "Русские народы", т.2, 1891.


Внутри молдавской хаты. "Живописная Россия", т.5, 1898.




Молдаванин. Фото П.Кондрацкого, 1889.


Молдаванин-чабан. Фото П.Кондрацкого, 1889.


Молдаванин-чабан в зимней одежде. Фото П.Кондрацкого, 1889.


Девушка-бессарабка. "Живописная Россия", т.5, ч.2, 1898.


Пищу простолюдина составляет преимущественно мамалыга, т.е. пресное тесто, приготовляемое особенным образом из муки кукурузы (папушоя). Мамалыга заменяет хлеб и часто составляет собою всю кухню селянина; ее едят до нескольку раз в день, причем не нужны ни вилка, ни ножик, ни ложка. При употреблении мамалыги, молдаванин берет рукою кусок теста, мнет его в ладони, после чего обмакивает его в растопленное сало или масло, и затем в овечий сыр (брынза). Мамалыгу иногда заменяет малай — тесто из смеси кукурузной муки с пшеничною.

Вообще надобно заметить, что молдаванин неприхотлив и воздержан в пище; он совершенно покоен, если у него есть запас кукурузы для мамалыги, чтобы было чем утолить голод. Но зато молдаванина можно упрекнуть в нетрезвости. Он любит не только пьянство, но и процесс самого опьянения, истребляя с расстановкою, с наслаждением, на дружеском «сокотелло» (собственно, значит — совет, рада) необыкновенное количество вина и водки.
"Народы России"

Виноделы. Фото П.Кондрацкого, 1889.


Продавец браги. Фото П.Кондрацкого, 1889.


Молдавский оркестр в Кишиневе. Фото П.Кондрацкого, 1889.




Молдаванин-гончар. Фото П.Кондрацкого, 1889.


Выпас овец. Фото П.Кондрацкого, 1889.


И, в заключение молдавской темы — еще один рисунок с разными бессарабскими типажами:
Жители Бессарабии. "Русские народы", т.2, 1891.


Царане — это понятие не этническое, а социальное. Так назывались феодально-зависимые молдавские крестьяне, которые жили на землях помещиков. Им приходилось отдавать десятую часть произведённых продуктов, да еще и исполнять фиксированную барщину. Юридически царане считались свободными, могли уйти от феодала, но были прикреплены к родным сёлам.

Слева на рисунке мы видим старика-болгарина. Болгары массово переселялись в Бессарабию (Буджака) вплоть до освобождения Болгарии от османского владычества в результате победы России в войне 1877-78 г.г.
Болгары — прекрасные земледельцы, усердные в работе. Они — трезвы и послушны, но характера пылкого, мстительного и не терпят над собой начальства. Это народ статный и красивый. В настоящее время болгар в губернии свыше 120 тысяч душ. У них два различных языка и три рода письма. Одни говорят на болгарском языке (черные болгары) — это выходцы из Македонии и Румелии; первые, прибывшие в Бессарабию в 1807 — 1812 гг., пишут славянскими литерами; вторые — румелийцы, переселившиеся в 1830 году, пишут греческими буквами. Наконец, выходцы из Добруджи, известные под названием «камермериев» или «деревенцев», говорят между собою по-турецки и употребляют волошские письмена. В некоторых болгарских поселениях близ р. Ялпуха проживают сербы и так называемые гагаузы (по местному сказанию, незаконные дети турок от болгарок), наружностью и жизнью резко отличающиеся от болгар. Между болгарами находится также незначительное число арнаутов, переселившихся в Бессарабию в 1809 — 1810 г.г.
"Бессарабская область"

Поднестровская болгарка. Фото неизв.автора, 1890-е.

Устройство жилищ у болгар и молдаван имеет иного общего. Дома обыкновенно строятся из чамура, т.е. из кирпичей, сделанных из земли, смешанной с навозом и соломой. Как внутри, так и снаружи дом чисто вымазан белой глиной или гипсом. Дом делится сенями на две неравные части, из коих большая составляет парадную комнату, назначенную только для приема гостей, а меньшая — для помещения хозяев. Парадную комнату болгары устраивают даже вовсе без печи, отчего зимою в ней царствует нестерпимый холод, так что гости всегда сидят в ней в шубах. Мебелью служат стоящие вдоль стен низенькие диванчики, покрытые коврами домашней работы, стол, несколько стульев. На полках стоит расставленная в порядке посуда. Если в доме есть взрослая девушка, то в углу на лавке всегда можно видеть её приданое: ковры её работы и кучу всякого платья, возвышающуюся чуть не до самого потолка. В более богатых домах можно встретить н обстановку на европейский лад.

Зелень в селах вообще довольно скудна, особенно же в болгарских колониях, так как болгары, хотя и отличные хлебопашцы, но огородничеством и садоводством мало занимаются, притом сады и огороды они разводят не вблизи домов, а за селом. Но зато почти всякая болгарская колония имеет искусственно разведенную рощу из акаций.
"Живописная Россия"

Болгары. Pauli F.H., "Les Peuples de la Russie", 1862.

Бессарабские болгары еще очень мало изучены, и с точки зрения их внешнего вида, и с точки зрения их нравов и обычаев. Мы знаем, впрочем, что среди них различают настоящих болгар и болгар-гагаузов. У первых более черт славянского типа, тогда как у вторых замечается примесь тюркской крови, зависящая, вероятно, от смешения с турками, от которых они переняли также много слов и оборотов речи.

Одеваются наши бессарабские болгары так же, как и те, которые живут по ту сторону Дуная. Мужчина надевает довольно длинную рубашку (рщу), длинные чулки (камцы) и лапти (цырвули), широкие шаровары (гащи), широчайший пояс (повой) и род камзола (долахтанка); поверх всего, в случае нужды, надевается кафтан (касик). Голова всегда покрыта небольшой шапочкой, на которую в холод или в случае выезда надевается большая шапка (гугла).

Женское одеяние болгарки несколько походит на костюм молдаванки, но гораздо сложнее и некрасивее. Главнейшими отличиями служат нагрудник, прикрывающий рубашку, многочисленные шейные украшения, душегрейка (забунчи), да еще очень сложный головной убор, состоящий из венца, к которому прикреплены надушники и надкосники — особые украшения. Болгарки украшают, кроме того, свои головы букетиками цветов и под свою естественную косу подвязывают чужую, подвязную.
"Русские народы"

Болгары, грек. "Народы России", 1877.


Очевидно, что здесь изображены те же самые болгары, что и на предыдущей картинке из книги Паули. А похожий на артиста Боярского грек, перетирающий о чем-то с болгарами, появится еще раз, чуть ниже, в компании с арнаутом (албанцем).
Появившиеся в Новороссии еще со времен Екатерины сербы, давшие даже название целому уезду — Славяносербскому, за последнее время сохранили очень мало своих национальных черт и смешались с русскими. Что же касается греков, то они, за исключением немногих мест по Азовскому морю, переселились в города, где стали вести торговые и промышленные предприятия, и окончательно утратили свои народные черты, смешавшись с остальным городским населением. Только некоторые чтимые греками праздники, например праздник „Панагир", собирают их в чтимые ими места около каких-либо особенно уважаемых храмов и святынь, и лишь здесь, в играх, увеселениях и песнях, они вспоминают забытую ими седую, патриархальную старину.
"Русские народы"

Грек и арнаут. Pauli F.H., "Les Peuples de la Russie", 1862.


Жили в Бессарабии и степной Новороссии и немцы.
Немцы перешли на степи Буджака частью из Виртембергского королевства, а более — из бывшего герцогства Варшавского. Немецкие поселенцы отличаются особым трудолюбием, терпением, честностью и аккуратностью. Они положительны, но вместе с тем робки и медлительны. Характер тихий, но упрямый и помнящий обиды. Строги к самим себе, покорные общественным постановлениям и начальству, они стараются избегать столкновений с властями и, вообще, не сближаются с русскими.

Трудолюбивые работники, прекрасные агрономы и скотоводы, немцы живут чисто, опрятно, в довольстве, — многие даже в богатстве. Давнее переселение их на степи Буджака нисколько не изменило их патриархальных и германских привычек конца XVIII века. В них нет широкой русской удали, способной все перенимать и ко всему применяться. Немец поселянин редко заглядывает дальше межи своего участка и знает только себя да общество своего поселка. Ввиду этого, их уменье и трудолюбие остаются при них и не прививаются к туземному населению.
"Бессарабская область"

Колония Зельц под Одессой. Фото неизв.автора, 1890-е.


Еще одна народность, проживавшая в Бессарабии — руснаки, или русины. Некоторые исследователи считают русинов украинским субэтносом, но сейчас все же преобладает мнение, что русины являются самостоятельным этносом. Место обитания бессарабских русинов — окрестности города Хотина, в XIX веке именовавшиеся Русской Буковиной. Сейчас это Черновицкая область Украины, а в те времена это была часть Бессарабской губернии.

Дом руснаков в селе Клишковицы. Фото неизв.автора, 1890-е.


А.Н.Афанасьев-Чужбинский в "Очерках Днестра" красочно описывает особенности языка бессарабских русинов.
Что касается языка руснаков, то это особая отрасль малорусского наречия, в которое вошли некоторые молдавские и некоторые турецкие слова (очень мало), но говор малорусский и, как надо полагать, весьма древний, не поддавшийся последующим переменам. Так, например, возвратная частица ставится впереди глагола, чего уже теперь нет в Малороссии, а старинные песни доказывают, что эта форма существовала на Украйне. Руснак говорит: «ся смияти» (смеяться), «ся хвалити» (хвалиться), «ся турбовати» (беспокоиться). Частица эта употребляется точно так же и при спряжении: «я ся насмияв» (я насмеялся), «вин ся похвалив» (он похвалился). Некоторые слова произносятся с перестановкою букв. Так, малорусское «криниця» (источник) называется здесь «кирниця», а глагол «говорить», кажется, такой обыкновенный, является здесь в исковерканном виде — «вогорить».

Слово «нехай» (пусть, пускай) – по-руснацки «най». «Най буде так, як я вогорив». Один — «един», всякий — «уселякий», всячина — «уселячина». Творительный падеж единственного числа в именах женского рода вместо окончания «ою» имеет странную форму «оу»: «рукоу», «ногоу». Повсеместно слышится в речи слово «мой», но вы не думайте, что это местоимение. Я долго не мог понять его, а главное не догадывался о происхождении этого слова. Оно заменяет слово «брат», употребительное не только у славянских, но и у других племен при разговоре двух незнакомых лиц, не знающих имен друг друга. «Ходи, мой, сюды!» «Дай, мой, тютюну!» «Эй, мой! мой!» — кричит руснак другому, чтобы тот оборотился.

Относительно непристойной брани — из всех славянских племен у руснаков она самая страшная и разнообразная, что тоже заимствовано от молдаван, которые ругаются ужаснее всех народов в мире. На что мастера закавказские татары, но и те уступят молдаванину, особенно если он не в нормальном состоянии духа. Так и руснак, он слова не скажет, чтобы не пустить энергического выражения, нередко импровизированного, но составленного чрезвычайно метко. Непристойная брань так употребительна и до того слилась со всеми действиями, что не только мужчины, но женщины, девушки и даже дети обоего пола ругаются публично, не считая стыдом произносить самые вопиющие выражения.

Первый раз я был поражен в селении Перебийковцах: мимо моих ворот девочка лет восьми гнала гусей и остановилась поглазеть на что-то. Гуси своротили с дороги и зашли во двор. Девочка начала выгонять их и при этом отпустила две-три таких фразы, которым позавидовал бы лихой фельдфебель, но которые заставили бы покраснеть пожилого крестьянина. Мне еще не удавалось слышать ничего подобного, и я подумал: где могла эта девочка научиться подобным мерзостям. Но не успел я войти в квартиру, как хозяйка с горем начала жаловаться, что «китка» (кошка) выпила мои сливки, и при этом послала «китке» чудовищно неблагопристойную фразу. После того, поживя между руснаками, я узнал, что неприличная брань у них необходимая принадлежность и заменяет всевозможные проклятия, без которых не обходится крестьянин, чем бы он ни занимался.
"Очерки Днестра"

Руснаки из сел Шиловец и Зарожаны. Фото неизв.автора, 1890-е.


Еще одна народность, широко представленная в Новороссии – цыгане. Уже в XIX веке многие из них не кочевали "шумною толпою" по Бессарабии, а вели вполне оседлый образ жизни, переняв и костюмы, и обычаи, и даже язык у соседей-молдаван. Этому этносу, конечно же, будет посвящена отдельная часть обзора, но и здесь нельзя не упомянуть цыган, хотя бы мельком.

Степные цыгане, старик и девушка. "Русские народы", т.2, 1891.


Молдавские цыгане. Фото П.Кондрацкого, 1889.

Костюм у фемины, надо сказать, весьма своеобразный...

Прежде чем переместиться из Бессарабии и новороссийских степей в Крым, посмотрим еще несколько фотографий. Их авторы не указали национальной принадлежности изображенных на фото персонажей. Так что попробуем угадать сами.

Крестьянин Херсонской губернии. Фото Ж.Рауля, 1870.


Точильщик на толкучем рынке Кишинева. Фото П.Кондрацкого, 1889.


Кишиневский водовоз. Фото П.Кондрацкого, 1889.


Знакомство с народонаселением Крыма начнем с его коренных обитателей — крымских татар.

Крымские татары. Мулла. Pauli F.H., "Les Peuples de la Russie", 1862.


Крымские татары. "Народы России", 1877.


Как всегда, в иллюстрациях к книге Паули и к "Народам России" просматривается сквозной персонаж. На этот раз – мулла.

Как но наружному виду, так и по наречию, а также и по некоторым нравам и обычаям крымское население, называемое нами теперь огульно крымскими татарами, разделилось на три группы: южнобережное, горное и степное.

Крымцы южного берега высоки, стройны, черноволосы и черноглазы, со смуглым, но в то же время вполне европейским цветом лица; черты лица их очень правильны и красивы, и среди южнобережных татар, как мужчин так и женщин, есть много известных красавцев и красавиц. В них видна благородная кровь и древних греков, и средневековых итальянцев, да и в языке их слышится и более мягкое произношение и обилие испорченных итальянских и греческих слов.

Совсем не таковы крымцы степной полосы. Это, вне всякого сомнения, прямые потомки степных кочевников, когда-то грабивших и разорявших Poccию. Они низкого или среднего роста, коротконоги и немного кривоноги, с длинными руками, большой широкой головой, выдающимися скулами, узкими глазами с немного косым разрезом. Они сами зовут себя ногаями и происходят от хищных когда-то ногайских орд.

Горные татары, живушие около Бахчисарая, по Байдарской долине, около Симферополя, и по внешнему виду и по диалекту представляют середину между степными и южнобережными. В них еще больше смеси, чем в южнобережных, что кажется весьма понятным, так как в прежние времена они, ближние к столице, делившие с ханом и его полководцами и тяготы набегов, и их выгоды, похищали себе жен и наложниц из разных концов прилежащих стран и вводили в свой народ весьма значительное разнообразие крови.
"Русские народы"

Горные татары и татары южного берега. "Русские народы", т.2, 1891.


Степные татары. "Русские народы", т.2, 1891.


Типы крымских татар. "Всемирная иллюстрация", №21, 1885.


Костюмы татар очень живописные, но развившиеся под влиянием турецкой культуры, в последнее время, когда Крым стал наводняться массою туристов, проникающих в самые затаенные углы полуострова, стал значительно изменяться. Поэтому многие национальные части местного костюма заменяются общеевропейскими частями туалета.
Прежний, типичный костюм крымца состоит из белой рубашки с прямым воротом, темных шаровар, подпоясанных широким, цветным поясом, сафьянных башмаков или туфель: сверх рубашки надевалась узкая, расшитая шнурками черпая куртка; на голове носилась низкая черная мерлушковая шапка с небольшим вытороченным золотыми галунами кружочком посередине ее вершины.
"Русские народы"

"Русский художественный листок", 1860.


"Русский художественный листок", 1859.


Характер общественной жизни татар выражается и в наружном виде их деревень. Все татарские селения расположены в лощинах; в этом сказывается, может быть, привычка прежнего степняка-татарина прятаться от взоров казака. Дома здесь не скученные, как в русских селах, а разбросаны в беспорядке и отделены друг от друга если не садом, то огородом, или просто пустырем. Вокруг деревни, большею частью, примыкая к самым усадьбам, лежат поля и сенокосы. Поля эти, в свою очередь, обнесены, почти у каждого хозяина, плетнем, а иногда каменною оградою или канавою.

Только в горах, по тесноте места, дома в татарских деревнях стоят не в далеком расстоянии друг от друга, хотя также разбросаны в беспорядке. В этих селениях низкие татарские сакли, обыкновенно, плотно примыкают одною стеною к горе, так что, сходя с последней, можно легко взойти на дом, совсем того не замечая.

Жилище татарское, сакля, не везде строится одинаково: на южном берегу Крыма татары делают себе дома из грубых полевых камней, смазывают их и оштукатуривают глиною. А на северном склоне гор, и особенно в степях, татарские дома строятся из крупных самодельных кирпичей, приготовляемых из смеси глины с соломою.

В сакле татарской постоянно соблюдается чистота и порядок; войлок, постланный на полу, часто выколачивается и выветривается. Вообще, где участвуют руки и глаз татарки, там все делается исправно и обстоятельно. Это относится одинаково как к бедным, так и богатым татарским семействам.
"Народы России"

Татарская деревня Гурзуф. "Всемирная иллюстрация", №26, 1879.


Татарский дом, плуг и телега. "Русские народы", т.2, 1891.


Татарское кладбище в Бахчисарае. "Всемирная иллюстрация", №36, 1869.


Крымскими татарами употребляются в пищу следующие кушанья: хлеб, обыкновенно, перекисший, чересчур крутой и дурно выпеченный; пилав из пшена и баранины; катык, т.е. скисшееся, свернувшееся и потом прокипяченное, а иногда еще и просоленное молоко, по большей части — овечье, что-то вроде нашего кислого молока или творогу, но на вкус русских совершенно негодное, у крымских же татар весьма любимое.

Изредка, в каких-нибудь особенных случаях, татары приготовляют: шашлык — жареную на вертеле мелкими кусками баранину; чирчир-бурек или чубурек, т.е. жареные на бараньем сале пирожки с начинкой из рубленой говядины; голубцы в виноградных листьях, облитые, вместо сметаны, катыком. Самым же роскошным блюдом считаются щи, сваренные из разных овощей и фруктов и из различного мяса; чем разнокалибернее состав этого удивительного блюда, тем выше оно ценится. Всякое кушанье у татар, обыкновенно, переварено и пережарено донельзя, и все обильно приправляется бурдючным жиром (сало из хвоста крымского барана), стручковым перцем, луком и чесноком, который татары поглощают в огромном количестве.

Употребление вина строго запрещено кораном для всех мусульман; но большинство крымских татар вполне убеждено, что водка не есть вино, а потому и пьют все хлебные хмельные напитки не хуже «гяуров». Лишь степные татары составляют исключение в этом случае; они не только строго воздерживаются от употребления всяких спиртных напитков, но считают грехом даже употребление винограда, из которого, однако же, сами приготовляют вино, которое, впрочем, тотчас же сбывают с рук и продают в Симферополе.
"Народы России"

Сбор винограда в Крыму. "Всемирная иллюстрация", №9, 1875.


Еще три крымских этноса:

"Всемирная иллюстрация", №36, 1869.


Итак, караимы. Кто же они такие? Это тюркоязычный народ, исповедующий караизм. Одни источники считают караизм четвертой ветвью авраамической религии, другие — ответвлением иудаизма. По одной версии, караимы являются потомками хазар, по другой — они имеют общие корни с крымскими татарами, по третьей версии, караимы — это потомки саддукеев, доталмудических евреев, по четвертой — они образовались от слияния семитских и тюркских племен...

Караимы. Pauli F.H., "Les Peuples de la Russie", 1862.


Караимы. "Народы России", 1877.


Караимы, отвергающие Талдуд, утверждают, что их религия гораздо чище и ближе к ветхозаветному исповеданию, нежели общееврейская. Наружный вид их совсем отличен от евреев: их высокий рост, статное сложение, смуглое лицо, похожее па лицо арабов, правильные черты лица напоминают библейских евреев, каковыми их описывает история. Они отличаются также своими совершенно своеобразными красивыми, но в то же время солидными костюмами, напоминающими костюмы средневековых горожан или ученых.
"Русские народы"

Караим из Симферополя. "Русские народы", 1891.


И в завершение этой части обзора — изображение представителя самого древнего из народов, обитавших в Крыму и Причерноморье. Это крымский грек из книги П.Свиньина "Картины России и быт разноплеменных ее народов", изданной в 1839 году.






К оглавлению этнографического обзора